О дорогах

02.08.2020
Четыре года назад объяснили дорогу:

«Дорога-то не больно чтобы очень. Пойдут следы направо, потом налево. Но вам везде прямо, где вообще никаких следов. Поперву будет нехорошо, а потом станет еще хуже. Не попроехать, не попройти – но вы хлопчики крепкие – проберетесь. Увидите Кручу – место такое – узнаете без ошибки.

Снова пойдут колеи, и вам опять не по ним: они идут на деляны, откуда в десятом году лесники осину возили. Возили, и жаловались, что сильно нехорошо, а сейчас, поди, утонуть можно. На Круче вам надо править в кусты. Вопрос только в какие? Осмотритесь, приглядитесь, да запоприметьте. Дорогу совсем не видать – заросла. Может быть и найдёте – в прошлом году, говорят, находили. Это будет прямушка: по ней все время налево, потом направо, ещё раз налево, прямо вниз и назад на спуск к Чёрной речке. Ее-то точно не переехать! Больно уж глубока. Вот что – ехайте через Пустошь – там пополучше будет. Правда, где эта Пустошь, не знаю, не была в тех краях и дороги не подскажу»

До сих пор едем.

Другие записки

06.02.2021

Леспромхоз

Леспромхозный поселок Каменка. Такие поселки строили начиная с 1950-ых для леспромхозных рабочих, до этого на лесоповале работали крестьяне, зеки и спецпереселенцы. Еще перед войной большую часть севера Костромской занимал девственный лес. Его свели под корень всего за несколько десятилетий – остался только крошечный островок, который стал ядром Кологривского заповедника.

Читать далее
30.07.2019

Два Дормидонта на границе Ильинского, Костромская область

Бывают в провинции дни, пропитанные беспросветностью: в воздухе вата, под каждой кочкой кисель, грейдеры превращаются в решето, просёлки — в пряничное тесто. В деревнях — никого. Даже собаки не лают. Только печи качают дым, смешивая его с туманом. Деревенские сидят по домам, но я городской. У меня и вожжа, и шило.

Читать далее