Бронирование

В период пандемии мы ограничиваем посещение музея БЕЗ проживания, а для проживающих гостей действуют требования властей области.

Подробнее

Музей

Все вещи в Тереме рассказывают свои истории

К сожалению, в период пандемии мы вынуждены ограничить посещение музея. Уточняйте возможность экскурсий по телефону или в соцсетях.

Больше всего нашим гостям нравится то, что весь Терем – это музей. Обстоятельство, конечно, непривычное: вам предлагается поселиться в музее, а, поселившись, всем пользоваться – на всем сидеть-лежать, все вертеть в руках или по крайней мере трогать. Рассматривать альбомы со старинными фотографиями, подшивки старых журналов, непонятные за давностью лет предметы…

Впрочем, в Тереме есть и кое-какие сугубо музейные элементы. Например, планшеты с массой полезных или просто любопытных сведений о деревенской жизни в Чухломском уезде в начале XX века. Еще есть аудиогиды – в них упакованы рассказы словоохотливой ключницы о первых хозяевах Терема и об их бытовании в деревне и в городе. Обо всем этом она повествует в парадной гостиной, где, как и положено в приличном доме, на стенах висят семейные фотографии. Ключница, разумеется, знает о своих хозяевах гораздо больше, чем они могли бы предположить!

Все, что находится в жилой части Терема на первом и втором этажах, хронологически относится ко времени жизни первых хозяев. Чтобы быть точнее – заканчивается 1917 годом, когда у овдовевшей хозяйки Елизаветы Алексеевны Сазоновой отобрали недвижимое имущество, в частности, городской дом и дачу (так тогда назывался Терем). Двухэтажная дача имела просторный чердак, которым хозяева никогда не пользовались. Может быть, кто-то и выходил хоть иногда на балкон, но в то, что какая-нибудь живая душа забиралась тогда на башенку, поверить невозможно! В советское время на башенку стали наведываться мальчишки, а на чердак – парочки, но в целом он оставался в своем первозданном виде, холодный и необжитой. Мы первыми нашли ему достойное применение: теперь здесь размещена еще одна часть музея, которая имеет отношение к пост-сазоновским временам. Потому что в несчастном 1917 году жизнь дома прервалась, но не закончилась.

При всей необычности Терема, судьба окружавших его деревень в советское время – очень типичная. Наша музейная экспозиция, насколько нам известно, одна из немногих, рассказывающих о советском периоде в жизни деревни в Нечерноземье.

Реквизированный дом простоял заколоченным больше 20 лет. После того, как в 1942 году его распечатали, в течение следующих 30 лет в нем размещались учреждения и даже жилье председателя сельсовета.

Об этой послевоенной поре мы расспросили свидетелей – тех, кто работал в самом Тереме или поблизости, кто жил в Асташове и окрестностях, кто ходил в клуб на танцы (и кто вырезал на некрашеных досках веранды свои «здесь был Вася»). На наше счастье, эти современники Терема оказались чудесными рассказчиками. И мы смогли записать видеоинтервью с вышедшими на пенсию председателями отделений совхоза, с заведующей клубом, с киномехаником, дояркой, плотником и фельдшером.

Интервью можно посмотреть на чердаке, в так называемой информационной зоне (там же – фотографии, альбомы и другие планшеты с ценной информацией). Остальное пространство чердака поделено между условными «медпунктом» с соответствующим реквизитом, «сельсоветом» с подшивками «дел», библиотекой (не поверите – с книгами и журналами) и клубом с патефоном и столом президиума под кумачовой скатертью. А по соседству с клубом – та самая квартирка «председателя сельсовета». Заходите!